Маршал Блюхер с сигаретой

Блюхер – амурский богдыхан

 

На XVII партсъезде маршал Блюхер проникновенно вещал с трибуны о том, что в случае обострения обстановки на границе с Маньчжурией потенциальный противник вверенной ему ОКДВА – Квантунская группировка Японской Императорской армии получит столь мощный контрудар, что целостность «устоев капитализма» будет под большим вопросом.

Однако четыре года спустя, когда на озере Хасан всё-таки состоялся «инцидент» японский капитализм не только не «затрещал», но и начал подготовку к новому вторжению, а маршал Блюхер отправился под следствие.

Так что же стало реальной причиной постигшей его опалы?

Маршал Блюхер с коллегами-офицерами

Командующим ОКДВА он был назначен ещё в 1929 году в канун событий на КВЖД, успех в боях с китайцами подтвердил его репутацию талантливого полководца и определил широкие полномочия равные полномочиям императорских генерал-губернаторов, если не выше. Поскольку уже к середине 30-х обстановка в ДВК вновь начала накаляться в связи с тем, что на сопредельной территории расположилась японская армия-государство логично предположить, что это должно было стать причиной высокой активности маршала имевшей своей целью всестороннюю подготовку региона к вторжению из-за Амура.

Однако, например, по свидетельству майора Чистякова в 1937 году получившего под командование сразу целую стрелковую дивизию некоторые её подразделения не имели даже землянок, офицеры, как и рядовые бойцы, ютились в «лисьих норах». Фактически дивизия располагалась «в чистом поле», но самое отвратное заключается в том, что она являла собой «типовой образец» бытовых условий, в которых пребывали войска ОКДВА –  не было нормального: ни жилья, ни снабжения, ни медобслуживания. Разумеется, здесь доля вины лежит и на комдивах, но так уж заведено в армии, что основной спрос в данном случае с её командующего.

В вопросе развития военной инфраструктуры региона маршал также оказался не на высоте, не удосужившись за девять лет проложить через тайгу приличную рокаду, хотя в те годы уже началась первичная разметка БАМа, что при грамотной организации позволяло одним выстрелом убить двух зайцев. Таким образом, единственной дорогой, которой располагала Дальневосточная группировка РККА, была, собственно, приграничная Транссибирская магистраль, которую японцы могли без труда перерезать в десятках мест.

Собственно, боевые действия 38-го года продемонстрировали крайне низкую подготовку войск на всех уровнях: офицеры попросту не имели практического опыта управления вверенными им частями и подразделениями в полевых условиях; радиосвязь использовалась мало, а переговоры по проводной связи не кодировались; «дружественный огонь» был весьма распространённым явлением. И, наконец, широко известен тот факт, что рядовые бойцы попросту не всегда умели пользоваться личным оружием. Согласно так называемому «закону больших чисел» наступающая сторона, в среднем несёт втрое большие потери, нежели сторона обороняющаяся. Однако уровень подготовки, который был у бойцов Дальневосточной армии, стал причиной того, что безвозвратные потери атаковавших самураев были на треть, а по раненым втрое меньше аналогичных потерь РККА.

Проведённая проверка вскрыла эти и многие другие факты, сделав шокировавший Кремль общий вывод о том, что Дальний Восток абсолютно не подготовлен к возможному полномасштабному вторжению из-за Амура, а сам командующий ОКДВА ставит рекорды по продолжительности запоев, умудряясь глушить проклятую до двух месяцев к ряду. В результате на его место был назначен генерал Апанасенко, долженствующий авральными мерами исправить ситуацию, а сам герой борьбы с зелёным змием в октябре 1938 года отправился под следствие.

Следствие помимо того, что Блюхер в предшествовавшие годы вёл совершенно паразитический образ жизни, фактически являясь богдыханом левого берега Амура, выявило, что он, по крайней мере, был в курсе заговора Тухачевского и выступал против проводимой Сталиным линии на предотвращение новых антисоветских выступлений. Были ли показания Блюхера «выбитыми»? К сожалению это сложно констатировать точно, ибо в данном случае невозможно отрицать, что лупили подследственного, как сидорову козу. Впрочем, согласно либеральной версии это выполняли непосредственно Берия с одним из братьев Кобуловых, да вот только в период следствия по делу Блюхера Амаяк пребывал на Украине, а Богдан – в Грузии, что исключает их участие в процессе.

Как бы там ни было, в 1945 году в японских архивах были обнаружены показания сотрудника внутренних органов Люшкова в 38-м вовремя сбежавшего на сопредельную территорию и впоследствии работавшего на японскую разведку. Информация по Блюхеру, которую он «слил» японцам в целом согласуется с тем, что смогли «наработать» сотрудники невесёлого ведомства Лаврентия Павловича, а потому связи подследственного маршала с заговором Тухачевского, скорее всего, имели место.

Один из сослуживцев Блюхера прямо характеризует его, как человека имевшего значительное прошлое, но не имевшего никакого будущего. До суда он не дожил: то ли из-за алкогольного голодания, то ли действительно из-за нещадного битья – не судить же было эту живую легенду…

Загрузка ...